Статьи
  • Вход
Бомбардир

Тренер, который развил Гамшика, выносил чемпионов мира и работал в «Сатурне»

Большое интервью Владимира Вайсса − об особенностях работы в странах СНГ, неожиданном трансфере сына в Катар и общении с Мино Райолой.

«Чувствую себя больше строителем, а не тренером»

− Вы начали работать в сборной Грузии в середине отборочного цикла ЧМ-2018. При этом шансов даже на второе место в группе у грузин не было. Зачем?

− Мне нравится создавать новые команды. Так было с «Артмедией» в Словакии. С нуля начинал в подмосковном «Сатурне». И когда пришел в «Кайрат» − там тоже начиналась новая эпоха. Чувствую себя больше строителем, а не тренером. Везде начинаю стройку с нуля. Федерацию футбола Грузии не так давно возглавил хорошо известный в футбольном мире Леван Кобиашвили. Он поиграл за «Шальке» и «Герту», пришел в грузинский футбол с новыми идеями и хочет сделать футбол в своей родной стране лучше. Мне интересно поработать в этом новом проекте и построить новую сборную Грузии. Могу только поблагодарить Левана за доверие и предоставленную мне возможность получить новый опыт.

− Грузинский футбол сейчас больше мертв, чем жив. Сборная тоже очень слабая. Не боитесь, что только испортите себе CV?

− Для меня честь тренировать национальную сборную другой страны. Грузинские футболисты всегда были очень сильны и котировались на высоком уровне. Во времена СССР Тбилиси выигрывал еврокубок. А вспомни, сколько классных футболистов играло в Европе уже после распада Союза: Каладзе, Арвеладзе, Кобиашвили, Деметрадзе. Я не согласен с тобой, что грузинский футбол слабый. У Грузии всегда было очень много талантов, отличная футбольная история, и ее нужно уважать.

− История хорошая, но все же понимают: это прошлое. В отборочном турнире к чемпионату мира-2018 вы не выиграли ни одного матча.

− Сейчас идет смена поколений, но команда очень молодая и перспективная. У меня в составе всего пару ветеранов − Двалишвили, Канкава. Остальным по 20-22 года. Многие играют в европейских клубах. Есть и такие ребята, которых подписали в Италии и Испании. Пусть это не Примера и не Серия А, а Сегунда и Серия В, но это тоже показатель. С такой командой интересно работать и можно добиваться результата.

− Какого результата можно добиться с игроками, которые не смогли в двух матчах обыграть даже мертвую Молдавию?

− Всему свое время. У нас были хорошие выездные матчи против Уэльса и Австрии, в которых мы сыграли вничью. Дома не проиграли Ирландии. Молдавию должны были обыгрывать в первом матче дома. Вели 1:0, но Гацкан из «Ростова» забил каким-то невероятным ударом в конце и спас для молдаван ничью.

Во втором матче на выезде уже работал я. Мы начали неудачно и летели 0:2 в начале первого тайма, но потом отыгрались и могли еще и выиграть − попали в перекладину и не забили выход два в одного при счете 2:2. Будем работать, прибавлять тактически и в следующем отборочном турнире к чемпионату Европы результаты улучшатся.

− Почему грузинский футбол так деградировал по сравнению с теми же 90-ми?

− Главная проблема – инфраструктура. Молодые игроки не могут нормально расти и тренироваться из-за того, что у них нет нормальных условий и инфраструктуры. Нужно строить новые стадионы, базы, современные футбольные центры. Пока другие страны это делали, в Грузии было не до этого. Страна прошла через сложный период. Сейчас все налаживается. Строятся новые академии, поля, детские школы развиваются. Грузинский народ очень любит футбол, и я уверен: все получится.

«Если бы я знал, что Аршавин перейдет в «Кайрат», может, и остался бы»

− До Грузии вы работали в Казахстане, где нет проблем ни с деньгами, ни с инфраструктурой, ни с тем, чтобы подписать хорошего легионера. Уже почувствовали разницу в условиях?

− Казахстан – очень богатая страна. Там созданы отличные условия для футбола и очень развита инфраструктура. Посмотри на базы «Астаны» или «Кайрата»! Я уже и не говорю про развитие самих городов. Одно проведение выставки «Экспо-2017» чего только стоит. В крупных городах Казахстана есть все для развития не только футбола, но и других видов спорта.

В Грузии этого всего нет и близко. Поэтому одна из главных задач, которую ставит Кобиашвили в своей работе − улучшение инфраструктуры. Когда я приехал в «Кайрат», там тоже все только зарождалось и строилось. Мы тренировались в обычных условиях, и только потом со временем были сданы в эксплуатацию великолепная база и современный футбольный центр для подготовки молодых игроков. Когда строительство закончилось, работать в новых условиях было классно.

− Довольны ли вы своей работой и результатами в «Кайрате»?

− Мы выиграли два раза Кубок, нам не хватило нескольких минут до выхода в групповой этап Лиги Европы, каждый год рубились с «Астаной» за первое место, но, буду честен, главную задачу я все же не выполнил – чемпионат так и не выиграл.

− У вас были и хорошие по местному уровню легионеры, и все условия для тренировок с инфраструктурой, и деньги – почему не выиграли чемпионат?

− Каждый раз нам чего-то не хватало. Сейчас уже даже не хочется это все вспоминать. Если «Астана» нас опережала, значит, была сильнее.

− Владимир, вы сейчас скромничаете и не договариваете. Почему не хотите рассказать о регламенте: из-за него «Кайрат» потерял очки, которых в итоге и не хватило для чемпионства?

− Да, регламент там действительно тогда был странный. Мы играли в два круга со всеми командами, потом очки делились на два и у нас отобрали 50 процентов. Так как число при делении получилось нечетное, округлили не в нашу сторону. Если бы регламент был как во всех других странах и чемпионатах без этой дележки очков, все могло быть иначе. Конечно, были и нефутбольные нюансы тоже, которые нам не позволили выиграть чемпионат. Многие люди это знают и понимают. Но я не хочу об этом говорить. Лучше искать причины неудач в себе.

− Вы же понимаете, что выиграть чемпионат у «Астаны» − нереальная задача, ведь за этот клуб болеет главный человек Казахстана?

− Давай не будем об этом. Я не хочу сейчас обсуждать, кто и за кого болеет. Да, были не футбольные причины, но были и футбольные. Долгое время мы шли с хорошим отрывом на первом месте. Оставалось пару туров до конца, и нам нужно было дома не проиграть «Астане», чтобы сохранить отрыв. Но мы проиграли ту решающую игру, которая оказалась ключевой в борьбе за чемпионство. Нам никто не мешал. Выиграй тогда или хотя бы сыграй вничью – и почти на 100 процентов «Кайрат» стал бы чемпионом. Я не хочу принижать заслуг тренера «Астаны» Стойлова и его команды. Он тогда создал классный коллектив. Чего только стоит попадание в группу Лиги Чемпионов, когда они в группе не проиграли дома ни одного матча. Это был очень достойный соперник, и мне всегда нравилось с ним соревноваться.

− Из «Кайрата» вы ушли сам или вас уволили?

− Когда в очередной раз я не выиграл чемпионат, то видел, как был разочарован президент клуба Кайрат Боранбаев. Я принял это решение сам, так как понял, что пора что-то менять. Если не получается у меня, пусть попробует кто-то другой. Мы поняли друг друга и расстались красиво. С руководством клуба у меня сохранились дружеские отношения до сих пор. Я продолжаю болеть за «Кайрат» и хочу, чтобы они выиграли титул. Честно говоря, думал, что уже в этом сезоне у них получится с приходом Аршавина и игрока сборной Венгрии Элека. Но опять не сложилось.

− Вам не жалко было уходить с такого хлебного места и прерывать такой хороший контракт? Может, стоило подождать еще годик?

− Больше всего мне обидно за упущенную возможность поработать со своим любимым футболистом Андреем Аршавиным. Очень хорошо его знаю и помню еще по матчам моего «Сатурна» против «Зенита» и наших сборных. Андрей – огромный талант, которого я всегда хотел бы видеть в любой своей команде. Если бы я знал, что он перейдет в «Кайрат», может, и остался бы. Но решение уже принято, и сейчас нет смысла говорить об этом.

− Не получилось с Аршавиным, зато вы застали другую легенду «Зенита» − Анатолия Тимощука. Как работалось с ним?

− Тимоха не только самый титулованный футболист, но и самый-самый большой профессионал, с которым я когда-либо работал. Работать с ним − одно удовольствие, и это не тот случай, когда футболист приехал просто заработать денег. Он и до перехода в «Кайрат» себя обеспечил. Тимоха выкладывался на поле на все 100% и очень помог нам в тех же еврокубках. Его просили даже остаться еще на один сезон, но он не продлил контракт из-за возраста и начал тренерскую карьеру. Желаю ему удачи во всех его начинаниях и уверен, что все у него получится.

− Вы работали со многими легионерами, которые побывали в российском чемпионате. Один из них − Жерар Гоу. Он не заиграл в «Краснодаре», но у вас в «Кайрате» забивал голы в промышленных масштабах и доигрался до того, что его хотел взять ЦСКА. Что вы с ним сделали?

− Джерри – бомбардир от Бога. Я тебе серьезно говорю, я никогда еще не встречал нападающего с таким голевым чутьем. Оно у него врожденное. Если бы он поработал над динамикой, то играл бы в топовом чемпионате. Я не удивлен, что ЦСКА хотел подписать Джерри. Но как я понял, из-за того, что тогда Думбия вернулся обратно в ЦСКА из «Ромы», они не стали брать второго нападающего.

«Губернатор сказал: «Володя, это не тот результат, на который мы рассчитывали»

− Помните, какие были ваши первые впечатления, когда вы приехали в Россию?

− Меня поражали размеры вашей страны. Она не просто большая, а громадная. До этого я спокойно добирался из одного конца Словакии на машине за два часа. А тут перелет во Владивосток и Хабаровск – это что-то нереальное для человека, привыкшего жить в маленькой стране.

− В ваш первый сезон в «Сатурне» команда пропустила всего 24 мяча! Это меньше, чем любая другая команда. Я специально смотрел таблицу и увидел, что вы пропустили даже на 4 гола меньше, чем чемпион ЦСКА. Но при этом чемпионат вы закончили на 11-м месте. Как такое возможно?

− Мы мало пропускали, но при этом очень много матчей играли вничью. Очень часто не забивали. В защите да, все было в порядке. У нас начинали играть классные молодые русские защитники: Власов, Нахушев, Сабитов. Вместе со мной с «Артмедии» пришел Дюрица. В воротах тащил Тоня (Антонин Кински – прим. авт). В тот год он был признан даже лучшим вратарем во всем чемпионате. Но качество игры в атаке было низким. Наши нападающие часто травмировались, а когда сломался основной форвард Якубко, мы оказались в очень тяжелом положении. Было время, когда у нас впереди играл один только Кириченко. Ему тяжело было в одиночку что-то сделать.

− Почему ситуацию не изменилась в следующем сезоне?

− Та же проблема. Очень мало забивали. Забить больше одного гола за игру для нас было проблемой. Те матчи, которые мы должны были выигрывать с более слабыми соперниками, мы заканчивали вничью. Ничья, ничья, ничья – такие результаты не нравились ни руководству, ни болельщикам. И где-то после 10-11-го тура меня уволили.

− Думали, в чем были ваши ошибки?

− Возможно, я ставил в состав слишком много игроков из Словакии. Они чувствовали себя стабильными игроками основы, понимали, что я им доверяю, и перестали требовать с себя большего.

− Вам не кажется, что у вас играло слишком много возрастных футболистов? Есипов, Каряка, Игонин, Джяушктас, Кириченко, Гусин, Петкович, Петраш – зачем столько ветеранов?

− Каждый футболист вносил что-то свое в команду. Валера Есипов хоть и был самым возрастным, но у него был классный поставленный удар. Он помог нам забить важный гол в Кубке в Хабаровске. Каряка пришел после «Бенфики»: хороший игрок с российским паспортом, что было тоже очень важно, учитывая лимит. Джяушктас был твердым игроком основы и к нему, как и ко всей обороне, претензий нет. Кириченко старался. Про словаков я тебе уже сказал: где-то давал им больше доверия, чем нужно было.

− Не было обидно, что не дали доработать до конца чемпионата?

− Губернатор открыто сказал: «Володя, мне очень жаль, ты же понимаешь, это не тот результат, на который мы рассчитывали». Все было честно. Не выигрываешь матчи, значит, не справляешься с работой. Никаких обид у меня не было. Пожали крепко руки и разошлись. Губернатор даже плакал, когда мы прощались. Уже после того, как я ушел, мы дружили и общались с ним несколько лет. Но это жизнь, хорошие отношения и дружба – это одно, а работа есть работа.

– После вашего увольнения «Сатурн» добился лучшего результата в своей истории – пятое место и выход в еврокубки.

− В клуб пришел Гаджи Гаджиев и привел игроков, которых он хорошо знал. На мой взгляд, Гаджиев − один из лучших тренеров России, очень грамотный и опытный. Это он доказывал во всех командах, где работал. Вспомни, что он творил с «Анжи». Потом доказал свою квалификацию и с «Амкаром». В «Сатурне» Гаджиев собрал классный состав. Чего только стоят такие опытные мастера, как Лоськов и Евсеев.

− Вы удивились, когда узнали, что «Сатурн» прекращает существование?

− Я был в шоке. Губернатор так болел за команду. У клуба великолепная база, красивый стадион, немало болельщиков − и тут такая новость. Я считаю, что такая команда, как «Сатурн», обязана существовать и играть в высшей лиге.

«Стать капитаном «Спартака» и выиграть в этом статусе чемпионат России – дорого стоит, учитывая все сложности, через которые прошел Ребров»

− В «Рубине» у вас играл один из братьев Еременко – Алексей. Он тогда выделялся по сравнению с остальными?

− Конечно. Он выдал шикарный сезон в «Сатурне», отдавал много голевых передач. Я назначил его капитаном, чтобы еще больше придать ему уверенности. Потом он играл у Курбана в «Рубине», а позже мы пересеклись вместе в «Кайрате». По своему потенциалу он мог добиться гораздо большего и играть на высоком уровне, но не получилось. Я считаю, он так и не раскрыл до конца свой талант.

− А Еременко-младшего знали?

− Конечно, я знал его с самого детства. Уже тогда было видно, что он очень талантлив. Они с Лехой совершенно разные по типажу футболисты, хоть и братья. Но подписать Рому в «Сатурн» было невозможно. Он уже тогда стоил слишком дорого и был по карману только топ-клубам.

− Роман Еременко вернется в большой футбол после двухлетней дисквалификации из-за кокаина?

− Когда я первый раз услышал эту новость, я даже не поверил. Думал, это шутка. Я очень хорошо знаю агента Ромы − Марко Трабукки. Именно Марко привез меня в Россию и предложил работу в «Сатурне». Мы с ним в хороших дружеских отношениях. Когда он был моим агентом, мы часто общались, и он всегда говорил о Роме только хорошие слова, характеризуя его, как профессионала. Надеюсь, что Рома не закончит карьеру и сможет вернуться. Он еще не такой возрастной, и, учитывая его талант, должен поиграть еще хотя бы пару лет на хорошем уровне.

− В «Сатурне» у вас играл еще один брат звездного футболиста − Баффур Гьян. Его брат Асамоа тогда был желанным приобретением многих серьезных клубов. Не пытались его привести в Раменское?

− А вот его хотели подписать. Через Баффура на Асамоа был прямой выход. Он тогда уже был звездой и стоил под 8-9 миллионов евро. Губернатор говорит: «Володя, такого футболиста точно надо брать. Деньги найдем, заплатим, разберемся». Но даже брат не смог помочь. Асамоа не хотел играть в России, а мечтал о топовом европейском чемпионате и выбрал Серию А.

− Кто из тех игроков, с которыми вы работали в российском чемпионате, поразил вас через годы своими достижениями в карьере?

− Тут не может быть другого ответа: Артем Ребров. Я очень приятно удивлен тем, чего он добился. Артем начинал у нас в «Сатурне» третьим вратарем. Два раза пережил тяжелейшие травмы, рвал кресты, перенес тяжелейшие операции. Одну из операций я помог ему даже сделать в Словакии. Мне было жаль его по-человечески. Мы до сих пор общаемся, переписываемся. Он большой молодец, что, несмотря на все трудности, добился своего. Стать капитаном «Спартака» и выиграть в этом статусе чемпионат России – дорогого стоит, учитывая все сложности, через которые прошел Ребров.

«Назначил Гамшика капитаном сборной в 22 года»

− Вы вывели сборную Словакии на чемпионат мира в ЮАР, а потом еще и вышли из группы, отправив домой действующего на тот момент чемпиона Италию. Как вам это удалось?

− У нас собралась хорошая команда, костяк которой составляли игроки, которых я знал еще по «Артмедии». К тому времени многие уже перешли в европейские клубы, были там не на последних ролях, набрались опыта. Возможно, Италия нас недооценила. Их устраивала и ничья для выхода из группы, а нам нужна была только победа. Мало кто из экспертов верил, что мы сумеем выиграть и выбить такую сильную сборную.

− Могла ли та ваша сборная пройти дальше?

− Если бы попался другой соперник, то могли проходить. Но давай будем объективны. Я думаю, что Голландия в 1/8 финала была сильнее нас и по праву обыграла не только Словакию, но и дошла до финала. У них была великолепная сборная, которая должна была выигрывать чемпионат мира в Африке. В ЮАР они были сильнейшей командой, хоть и проиграли в овертайме Испании.

− Каково управлять командой, когда в ней играет Марек Гамшик?

− С ним никогда не было никаких проблем. Я знаю его еще с детства. Марек очень скромный и трудолюбивый парень. Когда Гамшику едва исполнилось 18, уже тогда было видно, что это огромный талант и он спокойно заиграет в топовом чемпионате. Я назначил его капитаном сборной в 22 года, чтобы уже в этом возрасте он чувствовал ответственность не только за себя, но и за всю команду.

− Вы довольны тем, как сложилась ваша карьера в сборной Словакии?

− На Евро-2016 костяк команды из восьми футболистов был такой же, как и у меня 6-7 лет тому назад. Мне приятно, что те игроки, которых я впервые вызывал в сборную, играют в ней до сих пор: Гамшик, Куцка, Шестак, мой сын Володя. Даже Дюрица, которому уже за 35 лет, играл в основе еще в прошлом году.

«Впервые увиделись с Райолой спустя семь лет после нашего общения»

− Ваш сын – игрок сборной Словакии. В 24 года он уезжает в Катар, хотя до этого был в таких клубах, как «Эспаньол», «Болтон», «Манчестер Сити». Я понимаю, если бы он уехал туда в 30-34 года. Но зачем ехать в чемпионат Катара так рано?

− Я понимаю, о чем ты, и согласен во многом. Он начинал в «Манчестер Сити», прошел там все юношеские команды, потом был в аренде в «Болтоне». У него получился хороший сезон в «Эспаньоле», где он был игроком основного состава. Его звали в киевское «Динамо», но он отказывался, хотел заиграть в Испании или Италии. Как отец я тоже этого очень сильно желал. Но в Катаре ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться.

Конечно, я был против его переезда туда. Хотел, чтобы он остался в Европе. Но Володя уже взрослый человек и должен сам делать свой выбор в жизни. Он ко мне подошел и честно сказал: «Папа, у меня семья и мне надо зарабатывать деньги». Как тренер и как футбольный человек не понимаю своего сына, но понимаю его как мужчина мужчину, который должен обеспечивать свою семью и делать все возможное, чтобы жена и дети жили хорошо и ни в чем не нуждались.

− Дмитрий Селюк говорил в прессе, что Мино Райола специально сорвал переход вашего сына в киевское «Динамо» и устроил его в «Эспаньол», чтобы потом забрать у «Манчестер Сити». Это правда?

− Вариант с «Динамо» Киев был. Я лично разговаривал с Семиным, и он говорил мне, что заинтересован в Володе. Но мой сын решил тогда не ехать в Украину, а попробовать свои силы в Примере. Это было его личное желание, и Мино ничего специально не срывал. Я знаю его очень давно, мы находимся в приятельских отношениях, частенько общаемся. Райола отличный человек и никогда бы не стал так поступать.

− Какой Мино Райола в общении?

− Я познакомился с ним более девяти лет тому назад. И все это время мы либо переписывались, либо общались по телефону. Лет семь я так и не видел его вживую ни разу. Он слишком занят всегда. Пару лет назад я отдыхал с женой в Монако, и там оказался Мино. Он тоже отдыхал с семьей. Мы оба были приятно удивлены и посмеялись, так как увиделись случайно вживую в первый раз спустя семь лет нашего телефонного общения.

Другие тексты Сергея Беседина

Фанаты «Лацио» − это жесть. Репортаж из Киева

Оставить Италию и развить клуб в молдавской провинции. А потом стать певцом

Как живет страна, которая летом сыграет против России. Репортаж из Саудовской Аравии

Комментарии6

...

Зарегистрированное СМИ
Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 70191

Привет. Мы хотим, чтобы вы знали всё важное из мира футбола