Статьи
  • Вход
Бомбардир

Он преподавал в школе Люксембурга, а теперь играет в РПЛ. Интервью про зарплаты, русский язык и борщ 

Беседин нашел очень необычного легионера.

Оливье Тилль − новичок «Уфы», которого клуб нашел летом в Люксембурге, когда рубился в Лиге Европы с местной командой. Ему всего 21, он никогда не играл вне родины и вообще никогда не был профессионалом. Зато сейчас Тилль − один из лучших игроков «Уфы».

Сергей Беседин поговорил с Тиллем вот о чем:

● Играть в еврокубках и работать в школе;
● Каково это, когда вообще вся семья (даже бабушка!) − футболисты;
● Русские морозы и безумные дороги;
● Лучший футболист РПЛ?
● Что бы он делал, если бы не «Уфа»?

***

− Из любительского чемпионата Люксембурга ты попал в русский клуб из еврокубков. Как так получилось?

− Еврокубки и помогли. Мой бывший клуб «Прогрес» попал на «Уфу» в Лиге Европы. В первом матче на выезде я неплохо сыграл, и представитель российского клуба вышел на нашего менеджера с конкретным предложением о моем переходе.

− В Люксембурге футболисты помимо игр за свои клубы еще чем-то занимаются. Либо учатся, либо работают. Ты что делал?

− Подрабатывал. Преподавал курсы французского и немецкого языка детям в школе. Это были в основном малыши или ученики начальных классов.

− Сколько ты зарабатывал?

− В переводе на российские деньги примерно 3000 рублей в час.

− Какая была первая реакция, когда узнал, что тебе, преподавателю из любительского чемпионата, предлагают перейти сразу в РПЛ?

− Конечно, я был рад, очень рад. С детства у меня была только одна большая мечта − играть профессионально в футбол. Я всегда уделял футболу больше всего времени в своей жизни и хотел стать только футболистом. Когда сбывается твоя самая заветная мечта, сам понимаешь, что чувствует человек в этот момент.

− 3000 рублей в час − это же очень большие деньги за такую работу. Моя мама тоже преподает английский язык: у нее 20 лет стажа и максимум, что ей платят за частные уроки, − это 1000 рублей за полтора часа.

− Нет смысла сравнивать такие вещи. В Люксембурге на все очень высокие цены. Аренда однокомнатной квартиры с оплатой коммунальных услуг обходится в полторы тысячи евро. Интернет и мобильный телефон – это еще почти 100 евро. Батон хлеба у нас стоит 2 евро. Многим кажется, что у нас большие зарплаты, но и цены тоже ведь немаленькие.

− Реально ли прожить в Люксембурге, если только играть в футбол в местном клубе и больше нигде не работать?

− Если ты школьник или студент, относительно молод и живешь с родителями, то это возможно. На личные расходы хватит. Но если у тебя жена, дети, своя семья, которую надо содержать, то это невозможно. Поэтому приходится еще и работать в других местах, осваивать другую профессию или специальность.

− Предположим, я не местный игрок, а легионер, и мне предлагают приехать поиграть в люксембургском чемпионате. Мне тоже придется где-то подрабатывать журналистом?

− Если ты легионер хорошего уровня, то твоей зарплаты тебе будет хватать на покрытие текущих расходов: еда, аренда жилья, одежда, съездить отдохнуть на курорт во время отпуска. Но на большее точно не хватит. Что-то отложить на будущее не получится. Если ты топовый легионер, то твоей зарплаты тебе будет хватать на расходы, которые я перечислил, и что-то еще останется на сбережения. Но когда ты закончишь карьеру, этих отложенных денег хватит максимум на три-четыре года, не больше. После этого все накопления закончатся, и придется думать, что делать дальше, на что жить, чем заниматься или где искать новую работу.

− Самые высокооплачиваемые легионеры играют в «Дюделанже»?

− Да. Там у них самые большие зарплаты.

− В этом сезоне «Дюделанж» удивил всю Европу и сотворил самую громкую сенсацию лета и осени в еврокубках, став первым люксембургским клубом, который добрался до группы Лиги Европы. Как у них это получилось?

− С этого года «Дюделанж» можно считать профессиональным клубом. У них много легионеров, которые делают всю игру. Там больше 23-х игроков из других стран. Хватит даже не на один, а на два состава. Они тренируются каждый день и занимаются только футболом. Теперь сравни с моим бывшим клубом «Прогресом». Когда мы играли в Лиге Европы, половина игроков приходила на эти матчи после работы или учебы.

Главная сенсация Европы – карликовый город, который в 120 раз меньше Москвы

− Смотрел состав вашей сборной: почти 70% игроков из профессиональных клубов. Ваша сборная до последнего тура боролась за Евро и победу в группе Лиги наций.

− Раньше в нашей сборной почти все футболисты были любителями. Я вспоминаю период, когда играл мой отец. Тогда в зарубежных клубах было всего пару человек − наверное, трое-четверо. Остальные же были из местного чемпионата и помимо футбола еще где-то работали. Поэтому добиться какого-то хорошего результата было невозможно. Сейчас же мы только-только делаем первые шаги в развитии профессионального футбола: к нам в чемпионат приезжают неплохие легионеры, играя с которыми, растут местные игроки, наши молодые футболисты стараются при первой возможности уехать в зарубежные клубы. Все это позволяет надеяться, что наше поколение добьется результатов лучше тех, что были раньше.

− Отец помогает тебе советами?

− О футболе я говорю не только с отцом. Моя мать тоже играла за женскую сборную Люксембурга. У меня есть три родных брата − и они все футболисты. Даже бабушка и дедушка тоже играли в футбол.

Отец играл на позиции атакующего полузащитника в нулевые годы. У него была хорошая скорость, и он еще занимался атлетикой, бегал марафоны. Моя мать играла с 2008 по 2013 годы в женской сборной Люксембурга тоже в полузащите. Мой брат Винсент на 4 года меня младше. Он недавно тоже подписал профессиональный контракт и перешел во французский клуб «По». Раньше там играли Жиньяк, Рабьо, Эскудэ (также экс-защитник «Спартака» Тино Коста – прим. авт). Еще два брата только в начале своего футбольного пути, но уже привлекаются в юниорские сборные страны. Игру дедушки и бабушки я, к сожалению, не застал, но видел их футбольные фотографии в семейных альбомах.

− Был какой-то матч за сборную, за который родители тебя хвалили или гордились больше всего?

− Чуть больше года назад мы не проиграли на выезде Франции (0:0 – прим. авт). Тогда в основе играл не только я, но и мой младший брат. Против нас вышли Мбаппе, Погба, Гризманн, Жиру, Канте, но мы выстояли и не дали им забить. Родителям было приятно за нас.

***

− Ты не боялся ехать в Россию? Это Москва или Питер − тебе предложили жить в провинциальной Уфе.

− Было непросто. Мне ведь всего 21 год и до этого я никогда не уезжал надолго из страны, жил всегда только дома. Но я всегда мечтал стать профессиональным футболистом, а ради достижения мечты надо чем-то жертвовать. Мне и сейчас сложно, мой дом очень далеко и нет возможности часто ездить к родителям. Но ничего не поделаешь. Такова жизнь.

Население всего Люксембурга около 600 тысяч. В одной только Уфе живет больше людей, чем во всей моей стране. Сначала мне было непривычно жить в таком большом месте после скромного маленького люксембургского городка. Первое впечатление − дороги. Здесь они гораздо хуже, чем у нас. Но это касается не только Уфы. И в других городах, где я был, когда мы играли на выезде, дороги были не лучше. Это проблема не одного конкретного города, а всей страны.

Сначала я не мог привыкнуть к тому, что тут так много машин и сумасшедших водителей. Все куда-то спешат, сигналят друг другу. В Люксембурге водитель всегда останавливается и пропускает пешехода. Сейчас мне очень не нравится погода. Я не привык играть при минусовой температуре. Представлю, как будет холодно на улице, когда нам надо будет играть в декабре. Тяжеловато и в быту. Очень мало людей, которые знают английский. Хочешь что-то купить в магазине, и сразу возникают с этим сложности. Приходится объяснять чуть ли не жестами, что тебе нужно, как в той игре.

Но я уже освоился. Мне очень нравится в Уфе. Здесь много хороших ресторанов, классная кухня. Со временем я понял, что тут еще все спокойно. Побывал в Москве и понял это.

− Собираешься учить русский язык?

− Если хочешь добиться успеха, нужно обязательно говорить на том языке, на котором общается большинство футболистов в команде. Это может помочь и в будущем. Кто знает, кем я буду работать после окончания карьеры. Знание лишнего языка точно не помешает. Сейчас я усиленно изучаю ваш язык, хожу на специальные усиленные курсы по 3 раза в неделю.

− И как успехи?

− Честно говоря, мне очень сложно. Я уже понимаю буквы, выучил алфавит. Но строить фразы мне тяжело. И это притом, что я знаю родной люксембургский, а также французский, немецкий, английский и немного итальянский языки. Но русский не похож ни на один из них, поэтому дается мне с трудом.

− С кем общаешься больше всего?

− Мне повезло, что в команде есть Пауревич и Салатич. Оба хорошо говорят по-немецки, как и я. Иван играл в Германии, а Веролюб родился в Швейцарии, где немецкий − один из официальных языков.

− В Уфе раньше играл Эмануэль Фримпонг, и там его однажды научили петь в караоке. Ты успел уже побывать в таких местах, где люди отдыхают и поют вживую?

− Нет, мне больше нравится ходить в рестораны, изучать местную кухню, пробовать русские блюда.

− Что больше всего нравится из того, что ел?

− Борш, зуп. Ну, ты понял. Как они правильно называются?

− Борщ и суп. У вас в Люксембурге есть блюда наподобие таких?

− Нет. У нас больше традиционная европейская еда, салаты, пасты. Еще мне предлагали попробовать хачапури, но оно выглядит слишком калорийно. Может быть, в отпуске попробую, но сейчас во время чемпионата не хочу.

− Познакомился с кем-то из девушек?

− Мне это не нужно. Ко мне из Люксембурга приехала моя девушка, и мы живем вместе. Вместе даже учим русский.

− На сколько лет ты подписал контракт с «Уфой»?

− На 4 года.

− Сейчас вы идете в зоне переходных матчей. Если вылетите во второй дивизион, ты останешься или будешь искать новый клуб?

− Не вылетим. Увидишь: мы прибавим и в конце сезона закончим чемпионат в середине таблицы.

− Кто самый сильный легионер в России из тех, против кого ты играл?

− Влашич из ЦСКА. Он очень быстрый. Классный игрок.

− Задумываешься о том, что проявив себя в чемпионате России, сможешь потом уехать в какой-то топовый чемпионат, как это получилось у Зинченко, который из «Уфы» сразу переехал в Ман Сити?

− Не думал об этом. Сейчас моя цель −играть за «Уфу» и приносить пользу. Что будет дальше, я не знаю. В этой жизни возможно все. Не забывай, что еще три месяца назад я играл с любителями и подрабатывал учителем на курсах иностранных языков.

− Что было бы, если бы «Прогрес» не попал на «Уфу» в Лиге Европы?

− Я бы дальше играл на любительском уровне в чемпионате Люксембурга, подождал еще год и потом пошел учиться на высшую учебную степень. После этого готовился бы основательно к карьере преподавателя иностранных языков.

Самая слабая сборная Европы. Мы поговорили с ее игроками и тренерами

«Еще никогда с чемпионата не снимали лидирующий клуб». От этой истории в шоке даже УЕФА

Интервью капитана «Краснодара», после которого вы лучше поймете философию клуба

Комментарии7

...

  • 28 ноября 2018, 23:41

    "Батон хлеба" - жуть какая, у обычного питерского парня такое выражение вызывает когнитивный диссонанс))
    Интересный персонаж для интервью, спасибо за интервью.


  • 28 ноября 2018, 16:18

    Рядом Хабиб Нурмагомедов чтоль бежит?


  • 28 ноября 2018, 14:13

    У него есть цель стать проф футболистом или преподавателем , наши Юниоры получают больше чем он получал у себя в стране. Уже с детства нашу молодежь портят деньгами.


  • 28 ноября 2018, 12:21

    В этом вся проблема российского футбола: лучше взять люксембургского легионера из любительского футбола, чем российского игрока из профессионального (ФНЛ и ПФЛ).


    • 28 ноября 2018, 12:41

      Этот любитель смотрится посильней многих наших профессионалов в РПЛ,и это не его проблема.

Зарегистрированное СМИ
Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 70191

Привет. Мы хотим, чтобы вы знали всё важное из мира футбола