Статьи
  • Вход
Бомбардир

Быть легендой Андорры и играть в 39 – бывает и так. Он рассказал нам о стране-карлике, матчах против России и коллекции футболок

Лима – защитник, но забил больше всех за сборную.

Ильдефонс Лима – самый знаменитый футболист Андорры. В чемпионате страны он один из немногих игроков, которые занимаются футболом профессионально: с 1997 года Лима сыграл 111 матчей за сборную, забив 11 голов на позиции защитника.

Мы поговорили с Ильдефонсом о том, как жить в карликовом государстве, но все равно зарабатывать любимым делом – футболом.

***

− Твой первый матч за Андорру был в 1997 году. Сейчас уже 2019-й, и ты все равно продолжаешь. Как такое возможно?

− Почему меня до сих пор вызывают? Я не пью, не курю, правильно восстанавливаюсь, слежу за своим организмом и стараюсь быть не хуже, чем наши молодые игроки, а в чем-то даже их превосходить (улыбается). Вторая причина – в нашей стране не так много профессиональных футболистов. Большая часть игроков любители, кто-то работает, кто-то учится. Я же продолжаю заниматься только футболом и никогда ничем другим не зарабатывал себе на жизнь.

− Какая зарплата в среднем в чемпионате Андорры?

− Примерно тысяча евро. Может быть, полторы. За такие деньги играть в футбол нет смысла. Проще уже быть обычным рабочим. У нас в Андорре еще и очень высокий уровень жизни, цены на все гораздо дороже, чем в Испании. На 1000 евро можно протянуть, если ты будешь жить в какой-то дыре и питаться самыми дешевыми продуктами. Поэтому все, кто играют в футбол, еще работают на одной, а то и на двух работах.

− Как так получилось, что ты заиграл и стал профи?

− Когда я оканчивал школу, я тоже не планировал становиться футболистом. Я уехал учиться в Испанию и играл для себя в нашем местном клубе «Андорра». Там меня заметил агент и предложил попробовать более высокий уровень. Так я оказался в дубле «Эспаньола», но не заиграл. Тогда он предложил перейти в более слабую команду «Сент-Андреу» из третьего дивизиона. Там у меня все пошло хорошо, сыграл почти все матчи в основе, забил пару голов и на следующий сезон получил предложение от греческого «Ионикоса».

− В Греции сумасшедшие фанаты: жгут фаера, взрывают петарды, поджигают и режут друг друга на трибунах. Как тебе там игралось после спокойной в этом плане Испании?

− У «Олимпиакоса» и ПАО – да, просто безумные болельщики. Один раз я поехал на их главное дерби: там творился, конечно, треш. Наши же болельщики были спокойней, никого не взрывали и не резали. Зато у нас хватало огня в раздевалке. Знаешь, кто у нас был тогда главным тренером?

− Кто?

− Олег Блохин. Думаю, ты должен его знать.

− Конечно. Он же брал «Золотой мяч», выводил Украину в четвертьфинал чемпионата мира. И как он тебе?

− Чувствовалось, что был классным игроком. Быстрый, атлет. Когда он нас тренировал, он уже лет десять как закончил играть, но иногда выходил с нами на поле, показывал что-то и был в полном порядке. А вот как тренер, он сумасшедший. Кричал, орал, ругался с игроками, выяснял отношения, с одним даже подрался в раздевалке при всех. Очень специфический и своеобразный человек.

− А у тебя с ним какие были отношения?

− У нас не было конфликтов, но не могу сказать, что мы были друзьями. Общались мало, только по рабочим моментам. Он не ставил меня в состав, и я понял, что пора что-то менять.Очень хотел играть, поэтому сказал агенту искать новый вариант. Он нашел мне «Пачуку», и я рванул в Мексику. Блохин чуть позже тоже ушел из «Ионикоса» и стал тренировать Украину. Через пару лет мы встретились в матче наших сборных, только поздоровались и все, но больше ни о чем не общались.

− Какой тебе показалась Мексика?

− Мне было очень тяжело там. Страна красивая, есть что посмотреть. Но я уехал молодым, поэтому в быту было сложно. В Европе я привык к одному, там все совсем по-другому. Менталитет мексиканцев, их мышление, культура, кухня, еда очень сильно отличаются. В тренировках тоже были различия. Поэтому я и не захотел там оставаться больше, чем на полгода, но получил хороший и интересный опыт жизни в совершенно другом мире.

– Где тебе нравилось играть больше всего?

– В Италии. В «Триестине» я отыграл четыре года, сделал перерыв и на год съездил в чемпионат Швейцарии, а потом вернулся обратно. Это было классное время. Мне нравился и силовой футбол, в который там играют почти все команды, так что я просто получал удовольствие от всего. Помнишь, когда «Ювентус» исключили из Серии А? Я тогда как раз играл против них: Буффон, Недвед, Дель Пиерро, Трезеге, Кьеллини. В Кубке Италии мы попали на «Рому». Едем на выезде на стадион, а там толпы людей идут по улице на матч и несут баннера с фотками Тотти. Он реально в Риме просто икона, идол, Бог. Дома мы с ними зарубились и проиграли всего 1:2, хотя у них была команда уровня Лиги чемпионов, и тот сезон они закончили на втором месте в Серии А.

«В Андорре больше смотрят матчи топов, а за нас просто радуются без фанатизма»

− Каково играть за команду, которая почти всегда проигрывает? У вас внутри сборной не бывает мыслей, зачем выходить на матч, если все равно проиграем?

− Ты не прав. У нас тоже есть свои задачи. Когда мы только начинали, раньше нам закидывали по 6-7 голов, и это считалось нормой. Сейчас же мы чуть прибавили, научились каким-то тактическим моментам. Еще лет 15 тому назад даже сборные, которые считались ниже среднего в Европе, могли нас громить по 3:0. Посмотри, как мы сыграли в Лиге Наций в прошлом году. Дома мы не проиграли ни одной игры и не уступили ни Грузии, ни Казахстану, ни Латвии, хотя у них и профессиональные чемпионаты, и в сборных все профи, и их футболисты играют в приличных клубах. В 2017-м мы вообще обыграли в официальном матче Венгрию, сборную, которая год назад играла на чемпионате Европы.

− После того матча в стране был очень большой праздник?

− Я бы так не сказал. В Андорре коренного населения чуть больше 30 тысяч. Остальные жители – это испанцы, португальцы, французы. Они болеют за «Барселону», за «Реал», за «Порту», за «Бенфику», за «ПСЖ». Когда наша сборная добивается какого-то хорошего результата, они, конечно, радуются, но без фанатизма. Наши люди больше смотрят матчи топов по ТВ и интернету, а на игры сборной приходит в среднем две тысячи человек.

− Андорра могла быть бы гораздо сильнее, если бы заявила хотя бы парочку испанцев или французов.

− Я знаю многих игроков, которые хотели бы играть за Андорру. Но позиция нашей федерации всегда была такой: играть в сборной должны только андоррцы. У нас даже запрещено двойное гражданство. Если человек хочет стать гражданином Андорры, то он должен отказаться от всех остальных паспортов. Поэтому нам очень сложно, слишком маленькая конкуренция. Нас всего чуть больше тридцати тысяч. Посмотри, какое население в других европейских странах, с которыми мы играем. В Венгрии почти 10 миллионов. И мы побеждаем их. Поэтому даже когда Андорра проигрывает, это не так стыдно, как кажется всем на первый взгляд, потому что есть нюансы.

− В вашем чемпионате есть профессиональные футболисты? Хоть в одном клубе?

− Нет, почти все помимо футбола где-то работают или учатся. У нас очень слабый чемпионат.

− Больше всего футболистов вашей сборной играет в клубе «Андорра», но он сам выступает в лигах Испании. Объясни эту ситуацию…

– Клуб «Андорра» был создан в начале 40-х годов. Тогда у нас еще не было ни сборной, ни федерации, ни чемпионата. Основателям команды предложили на выбор страну: Франция или Испания. Выбрали Испанию.

– Кто сильнее: действующий чемпион страны «Санта Колома» или «Андорра» из пятой лиги Испании?

− Раньше они были примерно на одном уровне. Сейчас же «Андорра», наверное, будет поинтереснее, после того, как ее купили Пике, Месси и Фабрегас.

− Зачем им нужен такой клуб?

− Они же не купили обычный клуб пятого дивизиона. Пике и Месси выбрали «Андорру» не случайно. У них много видов бизнеса, их доходы постоянно растут, а на территории нашего княжества очень удобные и выгодные налоговые ставки. По сравнению с Испанией и другими странами Европы у нас, примерно, как в Монако.

«Аршавина не забудешь – он просто сумасшедший»

− Ты играл против сборной России в трех отборочных циклах: к Евро-2000, к Евро-2008 и к Евро-2012. Помнишь эти матчи?

– Конечно, помню. На выезде они нас всегда громили, а вот дома мы давали им бой. Ни за один из домашних матчей мне не стыдно. В 1999-м мы целый час играли с ними на равных, счет был 1:1, но Россию спас тогда капитан Онопко. Он забил и перый гол и потом второй – победный. В 2007 мы тоже сыграли достойно и уступили всего 0:1.

– Кроме Онопко еще запомнился кто-то из российских игроков?

– По первым двум играм: Мостовой, Карпин, Онопко, Панов, Цимбаларь. Еще Титов – просто невероятный игрок. Вратарь у них был суровый, я его еще по Лиге Чемпионов запомнил. Где он играл? Кажется в «Локомотиве» или «Спартаке»…

– Там их два было. Один играл в «Спартаке» (Филимонов – прим.авт.), а второй как раз пошумел с «Локомотивом» в Лиге Чемпионов (Нигматулин – прим.авт.). Против вас тогда стоял Филимонов.

– По 2007-му году помню Сычева, Кержакова и, конечно, Аршавина. Сычев тогда как раз забил нам единственный победный гол, Кержаков играл в Испании за «Севилью», ну а Аршавин, его не забудешь, он просто сумасшедший.

– Я думаю, он тоже тебя помнит до сих пор, ведь из-за тебя он пропустил два первых матча на ЕВРО-2008.

– Почему из-за меня? Смотри видео. Он реально меня ударил и сыграл очень неспортивно.

– Во всех своих интервью Аршавин говорил, что ты и твоя сборная играли очень жестко и весь матч провоцировали его, а когда он нарушил против тебя правила, то ты больше симулировал, чем терпел боль…

– Что значит жестко? Мы ведь не на танцы пришли и ни на дискотеку. К тому же судья был очень близко в том моменте. Он все видел сам и вынес такое решение. Насколько я знаю, потом собиралась специальная судейская комиссия, был просмотр всего этого эпизода на видео. Если бы все было, как вы говорите, то Аршавину бы отменили дисквалификацию, а меня, наоборот, наказали бы за симуляцию. Но этого не произошло.

– Ваша сборная, все равно, играет часто очень грубо. И жаловалась не только Россия. Я читал, что ты говорил, что даже Джон Терри запретил всем английским футболистам меняться с вами футболками после игры, потому что вы весь матч их рубили…

– Это не правда. Я никогда такого не говорил, а Терри никогда такого не делал. У меня с ним отличные отношения всегда были. И я лично с ним поменялся футболкой. В другой игре еще менялся с Руни.

– В России часто спорят, какая сборная сильнее за всю историю: команда конца 90-х или сборная образца 2007-2008, которая стала бронзовым призером ЕВРО-2008. Ты играл против обеих сборных. На твой взгляд, кто сильнее?

– У вас всегда было очень много талантливых и хороших футболистов. Мне очень нравилась та команда, которая была в 99-м году. Они реально играли сильно. Я был уверен, что они выйдут на ЕВРО-2000 и там покажут себя. Но главная проблема вашей сборной всегда в том, что нет командной игры. Индивидуально тогда были очень сильные футболисты, но мне показалось, что они играли каждый за себя, а не на команду. В 2008-м году Хиддинку получилось создать, именно, команду из сильных исполнителей, которые уже играли не на себя, а на коллектив. И результат получился. Но через 2 года вы не попали на Чемпионат Мира в ЮАР. Снова что-то пошло не так. Команда, убившая на ЕВРО-2008 Голландию, не смогла пройти Словению. Это тоже странно для меня.

«Даже не представлял, что в России столько пишут того, что я не говорил»

– Пару лет назад ты показал свою коллекцию игровых футболок. Сколько их сейчас?

– Честно, я не считал. Думаю где-то 700.

– Как получилось, что ты начал их собирать?

– Это был мой второй или третий матч за сборную. Мы играли с Латвией. Ко мне подошел Землинский и предложил обменяться футболками. С того момента все и началось. Можно сказать, что футболка Землинского дала старт моей коллекции и стала самой первой в ней.

text

Публикация от text (@ildelima6)

– Какая у тебя тематика? Берешь все подряд или есть какие-то предпочтения?

– В основном у меня все футболки игроков, которые выходили против меня на поле. Также у меня есть все футболки сборной Андорры, начиная с ее самого первого матча и заканчивая нашими днями. Уверен, ни у одного коллекционера нет столько андоррских футболок, сколько у меня (улыбается). Есть в коллекции и отдельная тема. Я хочу собрать все сборные ФИФА. Их чуть больше 200. У меня пока около 130. Осталось еще штук 70. Но это очень сложно, особенно тяжко найти всякие экзотические острова.

– Где ты их все хранишь?

– У себя дома в Андорре. У меня есть для этого специальная комната, в которой стоит большой шкаф. Туда я все и складываю.

– Я читал, что ты специально не стираешь футболки после игр и оставляешь их такими, какие они есть после игр…

– Этот бред написал BBC, а все остальные журналисты подхватили. Да, я, действительно, собираю футболки игроков, в которых они выходили и играли на поле. Но ты представляешь, какой бы запах был у меня дома, если бы я их не стирал? Так что это все не правда. Я стираю абсолютно все футболки, даже по несколько раз, и только потом вешаю их в свой шкаф.

– Назови пару звездных фамилий, чьи футболки висят в твоем шкафу, чтобы коллекционеры футболок тебе позавидовали…

– Зидан, Криштиану Роналду, Ибрагимович, Шевченко, Тотти, Дель Пьеро, Фернандо Торрес, Руни, Терри, Роналдиньо, Модрич, Гризманн.

– А против кого из них было сложнее всего играть? Кто на твой взгляд самый лучший футболист за те 25 лет, что ты играешь в футбол?

– Бразильский Роналдо. Если все остальные играли и здорово играли, то он не просто хорошо играл, а он творил. Он реально творил на поле. Мы играли с ними товарищеский матч в 1998-м году. Они готовились к Чемпионату Мира во Франции, и последний товарищеский матч решили сыграть с нами. Я тогда не знал, как его удержать. Он был настолько быстр и непредсказуем своими финтами, что я хотел только одного: быстрей бы закончился этот матч и мои мучения.

– Какие из них самые ценные для тебя? Назови три футболки, которые ты в своей коллекции ценишь больше всего…

– Футболка Зидана 1998-го года. Это был первый матч французов в статусе чемпионов мира после того, как они дома обыграли Бразилию. Тогда у них на эмблеме впервые появилась звезда. На второе место давай поставим футболку Мальдини, потому что он был всегда моим кумиром в детстве и образцом в плане игры на моей позиции. Ну и на первом месте мой самый большой раритет – игровая форма сборной Югославии 80-х годов, страны, которой уже давно нет на карте.

– Ты же не играл против Югославии! Откуда взял эту футболку?

– Да, я хоть и очень старый, но против Югославии не играл, не застал (улыбается). Эту футболку мне подарили. История такая. В Швейцарии в одной команде со мной был итальянский футболист, который хорошо знал сына Бруно Конти. Сам Бруно играл за сборную Италии против Югославии в 80-х годах и обменялся с кем-то из югославских футболистов. Эта футболка лежала у него больше 30-ти лет. Мой друг из команды рассказал про мое хобби сыну Конти, а тот потом – отцу. Когда Бруно услышал мою историю, он сразу передал мне в подарок югославскую футболку.

– В России есть один комментатор. Его зовут Дмитрий Стогниенко. Он тоже собирает футболки. От него я знаю, что футболка сборной Югославии 80-90 годов считается очень-очень редкой в среде коллекционеров. Многие люди и он сам готовы заплатить любые деньги, чтобы купить ее, но нигде не могут найти. Как ты думаешь, сколько стоит вся твоя коллекция?

– Никогда не задумывался об этом. Если захочу продать, то тогда уже буду считать и оценивать.

– Неужели ты думаешь, что тебе придется продавать то, что ты собирал больше 20-ти лет? Это же, как частичка твоей души!

– В этой жизни может случиться всякое. Пока у меня такой нужды и необходимости нет. Но никогда не знаешь, что тебя ждет завтра.

– Но у тебя ведь есть стабильный бизнес, который приносит доход. Как я понял, у тебя в Андорре дома, которые ты сдаешь туристам…

– С чего ты это взял?

– Когда я готовился к нашей встрече, то читал твое интервью для одного российского издания, которое ты давал лет 10 тому назад. Там в тексте ты лично приглашаешь автора этого материала приехать к тебе и говоришь про два дома, которые ты сдаешь туристам…

– Это ложь. У меня в Андорре есть только один дом − мой, в котором я живу. Ничего туристам я никогда не сдавал. И футболки я всегда стираю. И Терри никогда не запрещал никому меняться с нами. Даже не представлял, что в России столько пишут того, что я никогда не говорил.

– Сколько ты собираешься еще играть?

– Пару лет точно еще хочу побегать.

В Европе есть и другая карликовая страна, но история у нее совсем иная

Сан Марино − самая слабая сборная Европы. Мы поговорили с ее игроками и тренерами

Комментарии2

...

Зарегистрированное СМИ
Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 70191

Привет. Мы хотим, чтобы вы знали всё важное из мира футбола