• Вход
Бомбардир

Я, Мутко и дядя Витя

Выборы ?

Каждое божье утро я наблюдаю, как мой сосед дядя Витя в тренировочном костюме и тапках на босу ногу с авоськой неверным, но спортивным шагом торопится в гастроном. Ну, тот, что на углу.

Он живет этажом выше. Меня не заливал, ночью не бузит. Посуду не бьет, дурные песни не горланит. Тихий. Да и сошлись мы с ним на почве футбола. У него как-то телевизор погорел, спустился. Так вот он ко мне теперь и захаживает.

Много интересного рассказывал из прошлой жизни. И про Эдика Стрельцова, и про Боброва. Кладезь. Ходячий футбольный справочник. История нашего футбола.

Ходил он на футбол, ходил. Всегда один и тот же сектор, ряд, место. С дружком ходил, а теперь вот нету дружка. Да и всего сектора того уже нет. Да и стадион на реконструкции, а в Петровском парке больше не наливают. Теперь, только по телевизору, моему.

Одно время он очень любил Валерия Георгиевича, ну, Газзаева. Особенно, когда Георгич завоевал кубок УЕФА.

«Валера, вот он мужик», - говорил сосед.

Но потом почему-то мгновенно разлюбил. Все ждал, когда он усы сбреет, а тот и не сбрил. Да и вообще, сказал, что ничего такого и не обещал, хоть, вроде, и обещал. Так дяде Вите стало обидно. Тельняшку рвал - обманули. Наверное, поэтому очень красиво, хоть и весьма нецензурно, сосед рассуждал об идее объединенного чемпионата. Чертям было тошно. Ну, а когда «Алания» окончательно перестала существовать, дядя Витя молча надел спортивный костюм и ушел в темноту улицы.

Да он теперь вообще всех считает жульем и давно никому не верит. Кроме меня, конечно – я ему одалживаю.

Люблю я его. Одинокий он и гордый. Я тут ему папирос приобрел по случаю. Так тот не отстал, пока денег не возьму. Пришлось.

Дядя Витя – приличный человек. Всю жизнь проработал на заводе мастером-наладчиком. Не глупый. Да и жизнь часто поучала, а еще и била, для ума.

– Ты что ж думаешь? Это выборы?

Садись, Серега. По-соседски, у меня пенсия.

Нее. Это перевыборы. Они Леонтьича опять посадят, вот увидишь. Остальные – так, для создания видимости альтернативы, понимаешь? – рассуждал дядя Витя, разделывая воблу.

Это нам их для плюрализма мнений, так сказать, прислали. Ну, для альтернативы. Мол, выбирай кого хочешь. Кроме тех, троих. Вот взять, например, Серегу Прядкина или Валеру и этого, как его, ну, ты понял. Четвертого. Ну, кто их туда пустит?

– Ну, как же, дядя Вить? Вроде «чистые». Был, конечно, с Прядкиным случай, что-то там с транферами нечисто было, а в целом-то? А вот хоть Ефремова возьми. Работает, старается, и нет проблем.

– Вот то-то и оно, что «нет проблем». Человек без проблем – беда, запомни. Человек без проблем никому не нужен. Ухватиться не за что. А когда проблемы есть, всю пятерню можно туда запустить и тащить, куда тебе надо.

Так-то. Вот, Серега, Мутко — это единственный реальный кандидат. Ну, сам посуди. У него связи, друзья «там».

Дядя Витя пальцем указал на замызганный потолок и зачем-то подмигнул.

– Он со всеми уже договаривался, ну, с теми, с инвесторами. Ты думаешь, что кому-то сейчас нужны программы развития футбола, реорганизация, перестройка? Вот.

И дядя Витя сунул мне под нос фигу в рыбьей чешуе.

– Накося выкуси. Чемпионат мира на носу, пойми. Это же Мутко начинал все эти процессы. Он же в любой кабинет без стука войдет. Кому надо там все объяснит, кому надо позвонит. Разрулит. Сейчас не до баловства. И какая разница, был ли позор сборной во Франции…

Дядю Витю, аж передернуло…

– Или не было – не важно. Сейчас главное – мероприятие в 18 году провести, и на должном уровне.

А история с Олимпиадой? – продолжал дядя Витя закуривая.

– Ты вон Ванкувер вспомни. Как там Леонтич на олимпийские деньги завтракал? Да и супруга евойная на самолете, туда и обратно. Ну, и ничего. Извинились, самолет оплатили и все… А ты вон, посмотри, он же спокоен, и что не спроси – у нас все хорошо, мол, массовый спорт развиваем, кругом площадки, дети тренируются. У него же статистика! А будет еще лучше, вот увидишь.

Сейчас надо гладко. Чемпионат провести, а там уж, как Бог даст. Тогда и трава не расти, и гори оно все синим пламенем. Пиво будешь?

Я утвердительно кивнул.

– Что вот толку, что Валера со своей программкой суетится? Что вот это за организация - «объединение отечественных тренеров»? А? Да там все Валерины кореша. Юра Семин, Саня Тарханов, Гаджиев и сам Боря Игнатьев. Нееет. Я тебе точно говорю, Газзаев не потянет. У него свои идеи, свои интересы, а они сейчас никому и не уперлись. Сейчас главное не мешать. Ну не готов работать он на таком уровне. Нужно иметь способности, связи, ну, там своя сейчас тема. Какие программы?

Ты вот только представь, вот сейчас он туда сядет и начнется. Со всех сторон в два ствола. Момент сейчас не самый приятный, опасный. Ты вспомни, как Фурсенко провожали или Толстых. Да что там. Самого Колоскова сковырнули. Щелкнули пальцами – и привет.

Вот то-то и оно. Да там все уже выбрали. 24-го посидят, поголосуют, как надо, Валера пошумит, и разойдутся.

Да, Газзаев – отличный тренер, но вот управленец он никакой. «Аланию» загубил? И ничего. Сейчас футбола в Осетии вообще не стало.

Мутко будет избран. И точка. Очевидно, что это единственный кандидат, альтернативы нет. Это плохо, конечно, плохо, но неизбежно. Даже если найдутся чудесные люди, другие кандидаты… Не поможет. Да и зачем нам очередные революции? Ты с чего взял, что без Мутко будет лучше? Знаешь че, с реформами к нам приходит? Вот то-то.

Говорят, что один из Питера попытался самовыдвинуться в президенты РФС и не смог заручиться поддержкой ни одного члена РФС. Представляешь? Мол, не прошел регистрацию, так как его выдвижение не отвечало требованиям Устава РФС. Не прошел, значит. Смех, да и только.

Так-то. Но я вот так думаю. Ничего нам не светит.

– В смысле, дядя Вить?

– Че в смысле? Не светит. Вот изберут сейчас министра, а его даже в Бразилию не пустили. Это он у нас министр, а для них – допинговый король. Зло спортивное.

Ведь что получается: Виталия нашего Леонтьевича опять назначат, а Комитет по этике ФИФА тем временем начнет какое-нибудь очередное расследование. Думаешь, они там так просто нас отпустят? Так они спят и видят, как нас ущипнуть и чемпионат мира нам изгадить. Попомнишь мое слово. А представь, если его еще и от футбола отстранят? Сначала, как водится, на 90 дней, потом еще, а в конце концов выдавят из ФИФА. Россия опять будет на виду, на слуху и на языке у всего мира, только теперь по футбольной части, — и тут из всех щелей полезут тараканы.

Эхе-хе. Ты что ж не пьешь?

– Да не охота, дядя Вить. Грустно.

– Не горюй, мы и не такое ломали. Не пойдет Инфантино на такое. Он только вот заступил. Вроде, с нами пока дружит, тоже вон с коррупцией пришел бороться. Хотя вот это и страшно. Там не поймешь, как ветер повернется.

Эх, сосед, все только начинается. А они все думают, какая мы страна. Футбольная или спортивная. Ты заходи в выходные, футбол посмотрим...

ххх

Вышел я на лестничную клетку, закурил. Нет, прав дядя Витя. Зачем нам перемены?

И я не люблю резких перемен. Не потому, что боюсь, а потому, что опасаюсь. Не все перемены к лучшему, а революционные, когда все и всех, чтобы было об колено хрясь – и пополам, так тем более.

Скажите мне, где гарантии, что завтра все будет лучше, чем вчера?

«Лучше, чем вчера, лучше, чем вчера. Птица счастья завтрашнего дня». Уговаривал меня один кудрявый белорусский Гнатюк во времена социалистической нирваны. Как только мог. И через экран телевизора, и через отверстие в уличном репродукторе. Наверное, он уже тогда что-то знал о Лукашенко.

Мне всегда нравилась другая композиция. И я упрямо ее напевал: «Обещаньям я не верю и не буду верить впредь…»

Не получаю я глубокого удовлетворения от заячьих петляний, которые совсем не путь, а метод с этого пути сбить, увести от главного и запутать, а в конечном счете – просто спасти свою шкуру, как и не люблю сотрясание окружающего меня воздуха бравурными маршами про перемены и лживости заскорузлых лозунгов.

ххх

Утром, наблюдая в окно спешащих на работу людей, скучающих мамаш, бдительных пенсионеров, дворника, сражающегося с диверсионными отрядами опадающей листвы, мне все веселее от будоражащих сегодня всех и каждого вопросов.

Почему это, интересно, Россия – страна нефутбольная? Нет, вы что? Страна у нас футбольная! Почему Слуцкий прав? Почему он прав, он же не прав?

А тут еще и Вася Березуцкий подсуропил. Сбил всех с толку и окончательно усугубил и без того глобальную проблему: «У нас вообще страна неспортивная», – сказал Вася и как отрезал. Без анестезии, тупым, ржавым серпом.

Раньше, во времена песен про счастье, мы тоже задавались вопросами. Правда, они были чуть проще. Ну, например: есть ли жизнь на Марсе? И привезли ли, наконец, свежее разливное? Правда, по смыслу вопросов и скудности в выборе правильных ответов, по сути, ничего так и не изменилось. Страна-то и футбольная, и спортивная, но пока нам не до спорта. Покемонов надо ловить, да футбол с колен поднимать.

Вот как, думаю, ему объяснить, провожая взглядом сутулую фигуру дяди Вити, что выборы президента РФС – дело государственной важности? И что новый президент, наверное, коренным образом повлияет на развитие и популяризации футбола в стране. Даст толчок развитию футбола в регионах, развитию детско-юношеского футбола. И, наконец, пробудит мои и его, соседа дяди Вити, интерес к этой игре, которую он и так любит, как умеет и понимает, как отец научил.

8 сентября 2016

Комментарии0

...

Зарегистрированное СМИ
Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 70191

Привет. Мы хотим, чтобы вы знали всё важное из мира футбола